18.09.2019

Вход

Реклама

Сегодня после долгого перерыва на старт этапа Кубка мира (индивидуальная гонка в словенской Поклюке) выйдет знаменитая биатлонистка Альбина Ахатова, пропустившая прошлый сезон из-за беременности и рождения сына. Сразу после триумфальной Олимпиады в Турине она прекратила выступления, и многие предполагали, что Альбина на биатлонные трассы уже не вернется. Сомневалась и сама Ахатова, однако в начале года приняла решение возобновить карьеру. О том, что подвигло Альбину на возвращение, как она провела год вне биатлона, и о многом другом спортсменка рассказала «Спорту».

Прирожденный снайпер

— Альбина, сильно нервничаете перед стартом?
— Когда наблюдала за вторым этапом в австрийском Хохфильцене, то волновалась очень сильно. Думала, до возвращения рукой подать — осталась всего одна неделя. Но сейчас уже успокоилась. Первоначально, кстати, я должна была стартовать уже в Австрии, но приболела и решила отложить возвращение .

— Больше года вы вообще не тренировались. Какие ощущения испытали, когда вновь встали на лыжи и взяли в руки винтовку?
— Вначале было очень тяжело. Сейчас же, когда набрала хорошую форму, накопила сил, чувствую себя уже вполне нормально и от сборов получаю только удовольствие.
Хотя и непросто пришлось на сборе, где проводили работу над повышением скоростной выносливости, так как до него занималась только общефизической подготовкой.

— Но тем не менее именно вы выиграли контрольную тренировку сборной в Екатеринбурге.
— Да. И очень удивилась тогда этому. Вначале даже не поверила. Думала — шутят девчонки. Но оказалось — правда.

— Вы всегда славились своими снайперскими качествами. Откуда они у вас? Небось, в тир в детстве часто ходили?
— Нет. В тире я никогда не бывала и впервые взяла в руки винтовку только тогда, когда начала заниматься биатлоном. Помню, в первый же раз из положения лежа выбила 45 очков. То есть фактически закрыла все пять мишеней. Откуда такая точность? Наверное, сказываются какие-то врожденные качества, которые с тренировками еще и развились. Уверена — у каждого человека есть предрасположенность к тем или иным аспектам деятельности, и если суметь их заметить и развить, то можно достигнуть определенных высот. Кто-то умеет писать стихи, кто-то — хорошо рисовать. Я рисовать не умею совсем. Зато стреляю хорошо.

— Практически все предсезонные сборы вы не расставались с маленьким сыном. Насколько это сложно?
— Даже когда я тренировалась до беременности, всегда приходила домой совершенно без сил. Падала на кровать и, пока не возвращалась в норму, ничем не занималась. Сейчас возможности полежать, отдохнуть нет совсем. Прихожу домой, и сынуля сразу же тянется ко мне, просится на руки, не отходит уже ни на шаг. Переодеваюсь, умываюсь, что-то еще делаю — все с Ленечкой. Поэтому физически, конечно, мне очень тяжело. Плюс недостаточно эффективно идет восстановительный процесс. Но все это сполна окупается большим зарядом положительной энергии. Ведь когда, придя домой, ты видишь это крохотное существо, которое не может без тебя, то усталость снимает как рукой. Перестаешь замечать все те мелочи, которые раньше раздражали и напрягали. Да и сами сборы пролетают настолько быстро и незаметно, что не успеваешь и глазом моргнуть.

— Непосредственно во время тренировок часто думаете о Лене?
— Сейчас нет ни минуты, когда бы я о нем не думала. На тренировках, кстати, такие мысли очень помогают. Бывает, бежишь в какой-нибудь тяжелый подъем, а вспомнишь, как он улыбается, как реагирует на какие-то вещи, — и сразу же становится легче.

В телевизоре все подъемы пологие

— Почему же вы все-таки решили вернуться? Ведь в биатлоне вы добились всего. Воспитывали бы себе спокойно ребенка…
— Я до сих пор не могу ответить себе на этот вопрос. Но могу сказать, что далось мне это решение очень нелегко. Наверное, вернулась по двум причинам. Во-первых, из-за амбициозности — желания быть лучшей везде и во всем. Во-вторых, захотелось вновь испытать то удовольствие, которое получала от биатлона.

— Как жилось вне спорта? Наверное, непривычно сидеть дома…
— Мне было очень легко. Провела год как обычный человек — без сборов, без соревнований. Просто занимаясь хозяйством, какими-то повседневными делами, и мне это нравилось. Такая повседневная жизнь затягивает, и отказываться от нее, вновь загнать себя в жесткие спортивные рамки очень сложно. Но я справилась.

— Каково было наблюдать за гонкой со стороны?
— Знаете, телевизор все как-то сглаживает. Когда смотрела какую-то гонку, то думала: насколько же легко спортсменкам все дается. Подъемы кажутся пологими. Хотя помню, с каким трудом преодолевала эту трассу сама, как «умирала» на ней и какая крутая на самом деле эта горка. Кроме того, всегда смотришь и с точки зрения профессионала. Волей-неволей наблюдаешь за техникой бега спортсменки, за работой на огневом рубеже и за какими-то другими тонкостями.

— А есть ли у вас какой-то архив своих гонок и, если есть, часто ли его пересматриваете?
— Да, архив гонок есть. Их все записывала на видео мама. И когда я приезжала с соревнований, то всегда пересматривала пленки. Но сейчас архив хранится не у меня, поэтому смотрю только повторы по телевизору. Какая гонка самая памятная? Безусловно, финиш олимпийской эстафеты в Турине. Хотя мне дороги и какие-то личные гонки, пусть даже не выигрывала в них золота.

— Кстати, после Олимпиады состав женской команды поменялся практически на 90 процентов. Как у вас складываются отношения с биатлонистками нынешней сборной?
— На самом деле хоть и говорят сейчас, что команда новая, но все мы знакомы друг с другом не один год. Все эти же девчонки подключались к команде и готовились вместе с нами несколько лет назад. Поэтому, когда я вернулась в сборную, знала практически всех. Что же касается отношений, то они вроде вполне нормальные. По крайней мере, я отношусь ко всем довольно хорошо. Как относятся ко мне — я не знаю. У меня есть определенная цель, к которой я иду, есть тренировочный план, по которому я работаю. На всем остальном внимания стараюсь не останавливать.

— Сейчас в команде сменился и старший тренер…
— Очень удивилась, узнав, что Валерия Польховского отстранили от работы, и поначалу даже не поверила. По-моему, чтобы принять такое решение, да еще и уже в разгар сезона, должны быть очень веские причины. Девчонки же вроде бы показывали неплохие результаты, но… видимо, руководство СБР считает иначе.

Лыжи скучнее биатлона

— Правда ли, что вы начинали карьеру как лыжница-гонщица?
— Да. Я родилась в спортивной семье. И мама, и папа закончили Ленинградский институт имени Лесгафта. Папа был тренером по лыжным гонкам, мама тоже долгое время работала в спортивной школе, поэтому о другом пути и речи не заходило. Лыжами я начала заниматься с очень раннего возраста. И всегда хотела достичь больших высот в спорте. С детства смотрела все чемпионаты мира по лыжным гонкам и биатлону и всегда хотела быть как те, кто побеждал «в телевизоре». Мечтала выступить на Олимпиаде и завоевать там медаль.

— Почему решили перейти в биатлон?
— По примеру олимпийской чемпионки 1994 года Луизы Носковой (Черепановой), тоже перешедшей из лыж в биатлон. Пойти по ее стопам, так сказать. А вообще история была такая. В 1993 году в город Харп, расположенный рядом с моим родным Лабытнанги, на первый снежный сбор приехала молодежная команда под руководством Леонида Гурьева и Александра Голева. В ее составе помимо Луизы были также Галина Куклева, Ольга Мельник, Ирина Мелешина. Решила потренироваться с ними. И сразу, почти с листа, начало получаться. Тогда и захотелось связать свою спортивную судьбу с биатлоном. Поначалу пыталась совмещать с лыжами, но меня тянуло именно в биатлон. Стрельба, азарт…
Кроме того, тогда в лыжах была очень сильная конкуренция, биатлон же еще только развивался…

— У вас довольно редкое имя — Альбина. Не спрашивали у родителей, в честь кого и почему вас так назвали?
— По папиной линии (а он у меня татарин) девочек часто называют Альбинами. В Татарстане это имя очень распространенное. Хотя, по словам родителей, они долго думали, как меня назвать.

— Сына тоже отдадите в биатлон?
— Не уверена. Я как представлю, какие нагрузки ему предстоят, как его сердечко будет биться 180–190 ударов в минуту, так сразу начинаю его жалеть... Впрочем, выбор все равно, разумеется, будет за Леней.

Кстати

Порванный контракт

Пресловутый контракт с СБР Альбина Ахатова подписала еще летом. Как заявляла позднее сама спортсменка, сделала она это под давлением руководства СБР. После этого биатлонистка обратилась к адвокату Тагиру Самокаеву с просьбой рассмотреть подписанное соглашение. На днях стало известно, что во время одной из встреч с президентом СБР Александром Тихоновым глава союза согласился с доводами адвоката и порвал подписанный Альбиной контракт, который существовал в единственном экземпляре.

Смена караула

На третий этап Кубка мира в Поклюке к женской сборной России помимо Альбины Ахатовой подключились также Наталья Гусева и Оксана Неупокоева (Ульяна Денисова и Анна Кунаева в словацком этапе не участвуют). Таким образом, число спортсменок сравнялось с допустимой квотой — восемь человек. Выйти на старт могут только семь спортсменок. В индивидуальной гонке, по словам старшего тренера Александра Селифонова, не выступит Светлана Слепцова. Кто пропустит спринт — будет решено позднее.

http://www.sportsdaily.ru/issue.aspx/651/19766/sy/sy-b

 
created by neonix 2005