17.09.2019

Вход

Реклама

Старший тренер мужской сборной России Владимир Аликин рассказал о спортивном прошлом, эпохе перестройки, когда приходилось заниматься делами, далекими от спорта, и нежелании перебраться поближе к столице.

О том, часто ли вспоминает спортивное прошлое: «Вспоминаю, конечно. И молодежную команду, и «минпросовскую» – Министерства просвещения, за которую начинал выступать в середине 70-х. Там меня и заметили. И пригласили из Перми, где я вырос, в Кавголово. О биатлоне я тогда и не помышлял – на лыжах гонялся. Поменял вид спорта только в 77-м.

Тот сбор мне даже не тренировками запомнился. А тем, как нас в Петергоф возили. Дали старый автобус, такие тогда скотовозками называли, нас набилось в него, как сельдей в бочке, и мне на обратной дороге плохо стало. Укачало сильно. Так, что выносить на руках пришлось.

В том же году меня вызвали на «первый снег» в Киров, и я выиграл гонку. Ну и пошло-поехало. Попал в состав юниорской сборной, поехал на первенство мира. В гонке был в десятке, а в эстафету меня не поставили – тогда всего три спортсмена в состав включали.

Потом юниорский возраст у меня закончился, а во взрослой команде особых перспектив не предвиделось – слишком сильные и именитые гонщики там бегали. Лучшие лыжники мира. Тогда и возникла идея с биатлоном – там возрастной ценз позволял еще целый год по юниорам выступать. Вот я и перешел. Потренировался два месяца и поехал на первые соревнования.

Сперва по пять промахов на двух рубежах сделал. Винтовку-то толком никогда в руках не держал. Да там еще ветер был. Только ноги и спасли – с десятью штрафными кругами финишировал десятым или одиннадцатым. Зато в конце года выиграл «Ижевскую винтовку» и отобрался в сборную».

О перестройке: «Чтобы семью прокормить, извозом частным занимался. Слава богу, машина была. Вот и шабашил в свободное от тренировок время. А что делать? Двое детей все-таки, и жена в детском садике работала. Молоко в Перми тогда по талонам выдавали, но мне с друзьями повезло – некоторые в хозяйственной сфере работали и однажды просто провезли меня по близлежащим магазинам, представили руководству как олимпийского чемпиона и сказали: «Когда бы ни пришел, дать все, что попросит». А что просить-то? Молоко разве что для детей.

Я до сих пор иногда думаю, что даже сейчас не смог бы уехать. Ведь даже плохонький тренер, если уезжает, все равно какую-то часть методики другим отдает. Вот и начинаем учить соперников на свою голову. Неправильно это».

О нежелании перебраться поближе к столице: «Жена у меня из Ханты-Мансийска, тесть до сих пор там живет, а в Перми у меня родители оставались – жили в деревне в 80 километрах от города. Я всегда помогал им, когда время выдавалось. И с огородом, и со скотиной. Как мог их бросить? А сейчас привык уже. Там охота, рыбалка: стоит лишь километров 50 от города отъехать – и вокруг тайга».

О том, помогает ли звание олимпийского чемпиона решать какие-то проблемы: «А у меня нет в Перми никаких проблем. Личного бизнеса тоже нет. Только семья. Ради нее и живу. Горжусь тем, что детей мы с женой, несмотря на тяжелые времена, подняли. Сын закончил политехнический институт с красным дипломом, дочь – школу с золотой медалью. Сейчас тоже в политехническом учится. Я, может, и хотел бы, чтобы они спортом занимались, но больно уж период для этого неподходящий был – спортивные школы на глазах разваливались», – рассказал Аликин в интервью газете «Спорт-Экспресс».

 
created by neonix 2005