27.06.2019

Вход

Реклама

Есть такая примета: когда отчетная конференция Союза биатлонистов России проходит в фешенебельном Центре международной торговли, – жди бархатной олигархической революции. Это вам не санаторий «Грумат» в Тульской области, в глуши которой президент СБР Александр Тихонов на прошлых выборах беспрепятственно снимал с дистанции конкурентов за нарушение процедурных норм. В конце октября 2008-го года четырехкратный олимпийский чемпион явно выступал на чужом поле.

Вот он сидит рано утречком в кругу соратников за столиком в кафе. Как всегда непринужден, весел – душа компании. Будто и не ведает того, что знают все вокруг: через пять часов, под закат повестки дня погрязший во внутренних конфликтах руководитель должен подать в отставку в пользу нового президента – главы группы ОНЭКСИМ Михаила Прохорова.

– Ну что? – бросается к вышедшему из-за тихоновского стола человеку стая невыспавшихся делегатов.
– Битый час с ним чаи гонял – не колется. Шутит, зараза, как ни в чем не бывало.

Даже самые информированные участники слета бояться поверить в то, что руководивший ими 12 лет начальник сегодня сдастся добровольно. Их можно понять. Уж сколько раз они слышали сплетню, что «Иванычу кирдык», но всякий раз Шляпа (так Тихонова прозвали за пристрастие к этому головному убору) оставалась на месте. Даже после осуждения по статьям 133 и 105 УК РФ (соучастие в форме подстрекательства к убийству по найму).
Впрочем, трезвомыслящим с самого начала было понятно – сегодня все будет по-взрослому. Иначе зачем вход в зал контролирует охрана с табличкам ОНЭКСИМа?

– Этот парень пусть в первом ряду сидит и с места не сходит, – раздает указания старший секьюрити. – Шеф в три приедет, у него должно быть место. А то ведь на этих надежды никакой. Отсутствие всякой надежды на «этих» подтверждает и приезд вице-президента группы ОНЭКСИМ Елены Аникиной с помощником. Ясно, что даже обсуждение вопросов, не имеющих отношения к перевыборам, будет проходить под жестким контролем новых хозяев биатлонной жизни.

– Коллеги! Выключаем мобильные и начинаем работать, – произносит ведущий. – Не забывайте, что в Международной федерации за телефонные звонки во время совещаний штраф 50 евро!

До международных стандартов нашему союзу еще далеко. Звонки и телефонный треп то и дело безнаказанно раздаются с разных рядов. Даже финансовый отчет делегатам в письменном виде раздать почему-то не в состоянии. Виктор Майгуров явно подозревает в сем злой умысел.

– Затруднительно воспринимать цифровые подборки на слух, – сетует он. – Не могли бы вы уточнить, какой общий бюджет федерации за 2007-й год?
– 9 миллионов 60 тысяч рублей, – после некоторой заминки сообщает председатель ревизионной комиссии Юрий Захаров.
– А куда же делись 12 спонсорских миллионов Viessmann? – шалеет Майгуров.

На поиск пропавших миллионов уходит еще несколько минут. В итоге кто-то из президиума путано объясняет, что в отчетность прошлого года вошел лишь первый транш по контракту с фирмой. Остальные средства якобы будут учтены в этом году.

– А сколько спортсмены получили премиальных за сезон? – не унимается Майгуров, вновь погружая авторов отчета в пучину цифр, выбраться из которой им, кажется, не суждено. Видя такую беспомощность, на подмогу устремляется Тихонов.
– Не будем делать из этого секрет, но реально выплаченные суммы, гораздо больше названных, – таким неожиданным поворотом Александр Иванович обезоруживает пытливых оппонентов.

– Это как же такое возможно?
– Да очень просто! – молниеносно переходит в контратаку Тихонов. – Вот государство сборы не финансирует, а они проводятся. Такое же возможно?

Объяснения президента столь витиеваты, что к их концу желание еще что-либо выяснить у присутствующих отпадает напрочь. Финансовый отчет принимают при пяти воздержавшихся. Видимо, это высшая форма протеста тихоновской паствы, приученной за последнюю дюжину лет принимать все единогласно.

– Все пока по плану, – сообщает во время кофе-брейка кому-то в трубку Аникина. – Был небольшой шум по поводу финансового доклада, но обошлось. Как всегда у Саши цифры какие-то не сошлись.

…Кульминация, как и назначено, наступает ровно в три. Меж рядов, сквозь весь зал инквизиторской вереницей шагают к президиуму управделами президента России Владимир Кожин, президент Олимпийского комитета России (ОКР) Леонид Тягачев, заместитель министра спорта Геннадий Алешин, почетный президент ОКР Виталий Смирнов, господин Прохоров и другие не менее официальные лица.

– Хочу сделать очень серьезное заявление – взвешенное, обдуманное, – Тихонов начинает свою эпохальную отказную речь. – Я согласовал этот шаг в Министерстве спорта. В связи с тем, что мне вышестоящими органами поручено заняться вплотную подготовкой нашего резерва к Олимпийским играм 2014-го года, я подаю в отставку. Вместо себя предлагаю избрать Прохорова Михаила Дмитриевича. Молодой, энергичный, владеющий иностранными языками. Там, где я советовался, сказали, что лучше кандидатуры не найти.

– Александр Иванович Тихонов – для меня второй брат! – проникновенно закрепляет и развивает тему Тягачев. – Переживаю за него всю жизнь. Но… В общем, вопрос по федерации биатлона я президенту Медведеву докладывал. Все согласовано.

После такого заявления воздерживающихся в зале не остается. Он сначала единогласно смещает Тихонова, а потом избирает Прохорова. Сотрудник ОНЭКСИМа тут же спешит к трибуне, чтобы поднять микрофон на полметра выше. Теперь биатлонистам будут давать указания с новой высоты в 204 сантиметра (рост Прохорова). Первым звучит такое: «прошу избрать Александра Тихонова первым вице-президентом». Воздержавшихся и протестующих, естественно, нет.

После совместной пресс-конференции Тихонов и Прохоров позируют журналистам.
– Черт, теперь табуретку с собой придется носить, а то несолидно, – шаловливо подпрыгивает рядом с олигархом Александр Иванович.
http://www.prosportmagazine.ru/catalog/2008/111/154.html

 
created by neonix 2005