17.06.2019

Вход

Реклама

В феврале этот спортсмен из Удмуртии потряс весь биатлонный мир, выиграв бронзовую медаль чемпионата мира. О том, что чувствует человек, совершивший столь неожиданный взлет, как изменилась после этого его жизнь и какие планы он строит на будущее, Максим Максимов рассказал нашему корреспонденту во время чемпионата России в Уфе.



Не хотел разбивать золотую четверку

– Что чувствует на следующее утро человек, в последний момент попавший на чемпионат мира и завоевавший там медаль?
– Осознание выигранной медали пришло не сразу. На следующее утро была обычная рабочая обстановка, решался вопрос моего участия в эстафете. После тяжелой индивидуальной гонки я решил отказаться от участия, о чем и сказал старшему тренеру. Все-таки это мой первый чемпионат мира, и внутреннее напряжение было слишком велико. К тому же наша «золотая четверка» уже была наиграна на эстафету, и мне не хотелось ее разбивать.

– Неужели не мечтали стать чемпионом мира, ведь у вас были отличные шансы?
– Конечно, мечтал, но боязнь подвести команду все же взяла верх. Физическая форма к тому моменту у меня уже ушла, и я чувствовал, что готов хуже других ребят. А вот в масс-старте очень хотелось посоревноваться с лучшими спортсменами.

– Призовых мест в Кубках Европы и России вы добивались в основном за счет стрельбы, однако до чемпионата мира вам долгое время не удавалось отстрелять без промахов. В Эстерсунде же стрельба удалась. Какой компонент гонки вы считаете своей сильной стороной?
– После событий Эстерсунда я не знаю, к какой группе себя относить, потому что на мировом уровне такие спортсмены, как Бьорндален, Чудов, Ярошенко и другие бегут гораздо сильнее. И, конечно, конкурировать с ними ходом мне тяжело. Вот и пришлось настраиваться только на безупречную стрельбу, которая оставляла мне шансы на медаль.

– Вы мечтали о таком результате, когда впервые взяли винтовку в руки?
– Аппетит приходит во время еды, и сейчас, когда я вырос от запасного до члена основного состава сборной, хочется стремиться к большему. Когда первый раз взял винтовку в руки, хотелось быстро бежать и стрелять всегда под ноль, но вскоре я понял, что для этого требуется много лет кропотливого труда.

– В этом году вам как призеру чемпионата мира не стоит беспокоиться за место в составе на декабрьские этапы Кубка мира. Психологически стало проще готовиться?
– Конечно, ведь в нашей сборной самая сильная конкуренция. Помимо «золотой четверки» есть Андрей Маковеев, очень силен ходом Андрей Прокунин. Есть и другие ребята, способные достойно представлять нашу страну на мировых аренах. Поэтому сейчас нет той нервозности, которая была в прошлом сезоне, когда надо было доказывать тренерам, что я достоин места в сборной.

– У этой медали есть и обратная сторона. Теперь возросли ожидания как тренеров, так и болельщиков. Не давит груз возросшей ответственности?
– Удержаться на высоте всегда труднее, чем ее покорить. Но думаю, что я к этому готов.


Боюсь лыжероллеров

– Насколько возросла конкуренция за те два года, что вы готовитесь в команде Аликина?
– Год назад конкуренция была не меньше.

– А в чем она проявляется, например, на контрольных тренировках?
– У нас любая тренировка – это репетиция соревнований. Ты понимаешь, что состязаешься с лучшими спортсменами мира, и это хорошее испытание для тебя. Летом у меня не очень получается, потому что я боюсь кататься на лыжероллерах.

– Но здесь в индивидуальной гонке вы показали неплохой ход.
– Честно говоря, я опасался этой гонки. На последней контрольной тренировке в Острове у меня немного схватило спину, и я «слил» последний круг. Но вчера никаких проблем не было.

– Вчера, как и на чемпионате мира, у вас был ранний стартовый номер. В какой группе предпочитаете стартовать?
– Как раз в первой группе мне и нравится стартовать, потому что не успеваешь разволноваться на старте: пристрелялся, размялся и побежал. Минус первой группы в том, что ты не знаешь, как пробежали твои соперники.

– В этом году что-то поменялось в графиках ваших сборов, например соотношение объемной и скоростной работы?
– Владимир Александрович Аликин очень хорошо прочувствовал команду и дает необходимый и достаточный объем работы. Поэтому от каких-то дополнительных упражнений отказываешься, чтобы не перетренироваться. У нас не бывает похожих сборов, программа все время разная. Вообще, когда я только пришел в команду, то был во многом шокирован тем, как тренируются ребята. Но методика Аликина дает результат.

– А в чем особенность работы у Аликина?
– У Владимира Александровича очень много работы силовой направленности: силовые броски, силовые упражнения с камнями. Раньше этого не хватало и приходилось заниматься силовой подготовкой самому. Аликин неоднократно говорил, что нам не хватает скоростно-силовой выносливости, поэтому план своей подготовки он строит на работе над этим компонентом.

– После индивидуальной гонки Дмитрий Ярошенко и Николай Круглов отметили лучшее самочувствие во время летнего чемпионата по сравнению с прошлым годом. Вы с ними согласны?
– Согласен, в этом году бежалось намного легче. Да и вообще сборная России в Уфе в очередной раз подтвердила свой класс, доказав, что в команду людей набирают не по объявлениям.

– Известно, что между сборами Аликин дает индивидуальные задания каждому. Вам на что он советует обратить внимание?
– Он рекомендует больше проводить времени на свежем воздухе, сходить на охоту или рыбалку, например. Главное, чтобы мы не зацикливались на домашних заботах, которые накапливаются за время сборов.


Сборная – это компас

– А сами в чем видите свои слабые стороны?
– Главный мой недостаток – вспыльчивость, из-за чего мне редко удается стрелять на ноль. А вообще недостатки всегда виднее со стороны: для этого и есть тренер. Для себя-то ты всегда самый лучший (смеется).

– Как относитесь к тому, что вас до сих пор принято относить к молодым спортсменам, а скажем, Николая Круглова, который вас моложе, уже считают ветераном?
– Нормально отношусь. Я прекрасно понимаю, что у того же Николая больше международного опыта, а я начну только второй сезон в основной команде. Для них сама обстановка крупнейших стартов привычнее. Меня поначалу выводила из равновесия вся эта суета: камеры, болельщики. Кроме того, опытные спортсмены уже досконально изучили все трассы, сильные и слабые стороны основных соперников, а я пока могу похвастаться этим лишь на российском уровне.

– После чемпионата мира ощутили приток внимания? На улицах теперь узнают?
– Только по возвращении домой пришло осознание того, что я выиграл медаль чемпионата мира. Люди стали меня узнавать, напоминать при встрече об этой гонке. Конечно, не могу назвать себя «звездой», но мне и ни к чему бешеная популярность. Это только мешает. Пресса тоже стала уделять больше внимания. В принципе, я не против общения с прессой, но иногда попадаются очень навязчивые корреспонденты, которые совершенно не желают учитывать наши интересы, подстраиваться под наш график. Они не понимают, что спортсмену нужно сделать заминку, переодеться после гонки, чтобы не простыть, и только потом можно спокойно побеседовать.

– Возможно, это связано с тем, что большинство журналистов сами не занимались спортом, а соответственно не знают его изнутри?
– Здесь дело не в этом. Мне кажется, этим людям не хватает элементарной этики, а порой и опыта работы. Я ведь не такой популярный спортсмен, и поэтому часто моими интервью закрывают газетные «дыры». Вот приезжает человек с одной мыслью – по-быстрому отписаться, закончить свой рабочий день
– и даже слушать не хочет, что тебе надо замяться.

– Осталась ли у вас мотивация бороться за победу в таких соревнованиях, как чемпионат России после успешных выступлений на чемпионатах мира и Европы?
– Безусловно. К любым соревнованиям надо относиться серьезно, будь ты хоть чемпион мира, хоть чемпион Европы. Тем более, когда речь идет о чемпионате России, где выступают лучшие спортсмены страны. Так, в марте я приехал в Уват за неделю до начала основной программы чемпионата, чтобы получше подготовиться к стартам, набрать форму. Я прекрасно помню, как сам, выступая на российском уровне, с нетерпением ждал приезда сборной, чтобы с ними посоревноваться. Ведь сборная России – это для любого спортсмена «компас», дающий возможность сравнить свои силы с мировым уровнем и получить импульс для совершенствования.


Не осуждайте спортсменов за поиски лучшей жизни

– К тому же это очень интересно и для болельщиков – увидеть своих кумиров после долгих путешествий по Европам?
– Став популярным, я стал чаще задумываться о болельщиках. Очень люблю выступать у себя на родине в Ижевске, где друзья и знакомые приходят посмотреть на меня, на чемпиона мира Ивана Черезова, у которого в Ижевске бешеная популярность. Если раньше мы выступали в присутствии тренеров и нескольких друзей, то теперь любые соревнования собирают в Ижевске полный стадион. Люди хотят посмотреть вживую на тех спортсменов, которых они видят по телевизору, и мы понимаем, что несем ответственность за популяризацию нашего вида спорта в родном городе, за то поколение биатлонистов, которому еще предстоит здесь вырасти, и хотелось бы, чтобы у них было меньше проблем, чем возникало у нас.

– В этом году планируете выступление на «Ижевской винтовке»?
– Да, естественно.

– Как ижевского спортсмена не могу не спросить вас о ситуации в удмуртском биатлоне: с чем связан уход целой группы спортсменов, в первую очередь воспитанников Михаила Ткаченко?
– Я понимаю наших спортсменов, потому что в другом регионе им предложили лучшие условия. Очень жаль, что наша команда разваливается, теряет талантливых спортсменов, чемпионов мира и Европы среди юниоров.

– А вас не приглашали в Саранск?
– Приглашали, но руководство республики пошло мне навстречу и предложило такие же условия, как в Саранске, поэтому я остался. Нужно понимать, что век спортсмена короток, и осуждать его за поиски лучшей жизни не стоит. В игровых видах спорта переходы из одного клуба в другой уже давно стали нормой.

– Да, но ведь в игровых видах контрактная система, и клуб, воспитавший спортсмена, получает за это компенсацию. В биатлоне же, насколько мне известно, все не так просто.
–Мы тоже должны со временем перейти на контрактную систему, заключить договоры со своими регионами, где будут прописаны срок соглашения и обязанности сторон. Пока этого нет, возникают такие вот ситуации. В прошлом году Алексей Чурин переехал в Тюмень, так с него сняли очки за чемпионат России в Увате и вообще чуть ли не дисквалифицировали. Он же не виноват в том, что его регион не предоставил необходимых условий, а у него есть семья, скоро будут дети. Надо же их чем-то кормить! Поэтому, мне кажется, руководители регионов должны сесть за стол переговоров и прийти к какому-то соглашению, учитывая интересы спортсменов.

– Еще недавно ваша эстафетная команда могла рассчитывать на успешное соперничество с Ханты-Мансийском. Какие задачи стоят перед вами сегодня?
– Мы не сложили руки. Ведь у нас есть в обойме Иван Черезов, и, хотя мы немного ослабли, все равно нам по силам побороться за тройку лучших. Наши традиционные соперники – это команды Ханты-Мансийска и Красноярска. С Ханты-Мансийском, конечно, бороться всегда тяжело, потому что у них три сильных спортсмена: Дмитрий Ярошенко, Николай Круглов и Артем Гусев.


Рано думать о Сочи

– Не жалеете, что пропустили в этом году этап в Пхенчхане и, соответственно, не испытали на себе особенностей дальневосточной акклиматизации?
– После чемпионатов мира и Европы я был измучен и эмоционально, и физически, похудел практически до полного истощения организма. Так что, как бы ни жалел, а ехать туда во вред здоровью не стоило. Думаю, на чемпионате мира все наверстаю.

– Какой результат вам необходимо показать, чтобы все же отправиться в Корею?
– Трудно сказать, какой результат потребуется, но у меня есть свой индивидуальный план, в соответствии с которым я хочу попасть минимум в тридцатку по общему рейтингу, а в лучшем случае – в топ-15, в так называемую красную группу. Думаю, если мне удастся реализовать свой план, то попаду и на чемпионат мира, и в олимпийскую команду в Ванкувер.

– Многие спортсмены, в том числе и Уле Айнар Бьорндален, стремятся выйти на пик формы к началу сезона, а затем планируют второй пик к чемпионату мира. Насколько оправданной вы считаете такую тактику?
– Считаю, что это правильно, потому что Кубок мира – это коммерческий старт, а чемпионат мира – это возможность защитить национальные интересы и заработать себе имя. С другой стороны, у нас такая конкуренция, что нужно все время показывать результат, выкладываться на внутренних отборах, чтобы просто попасть на чемпионат мира. Даже нашей «золотой четверке», имеющей определенный кредит доверия тренеров, приходится бегать на всех этапах Кубка мира и постоянно быть на высоте.

– Многие наши представители зимних видов спорта заявляют о готовности выступать до Олимпиады в Сочи. Что скажете по этому поводу?
– Это так далеко, что я даже не задумывался. В моем плане на жизнь пока стоит только Ванкувер, и лишь после него можно будет что-то загадывать.

– Неужели даже когда объявили о победе Сочи, никакой мысли у вас не вспыхнуло?
– Конечно, хотелось бы пробежать в своей стране на зимней Олимпиаде, но спорт сейчас так быстро развивается, что может не хватить внутренних запасов, чтобы сохранить высокий уровень в уже солидном возрасте. Новое поколение лучше нас приспособится к более высоким скоростям на стрельбище и лыжне, и, думаю, нам будет непросто выдержать конкуренцию с их стороны.

– Но 34 года – все же не запредельный возраст по меркам биатлона.
- А вы видели, что сотворил норвежец Свеннсен на последнем чемпионате мира? Кто знает, может, годы возрастных спортсменов уже сочтены?


Самый сильный мужик

– Ваш прогноз на главную дуэль предстоящего сезона: Свеннсен или Бьорндален?
– Я думаю, Бьорндален, который неоднократно доказывал, что он король биатлона, соберется и даст бой Свеннсену. Но и наши спортсмены не должны остаться в стороне. Не только Максиму Чудову, но и Дмитрию Ярошенко, и Ивану Черезову по силам состязаться с норвежцами. Уже все боятся нас, говорят, что русские идут. Даже на допинг-контроле нас стали проверять гораздо чаще других: не могут поверить, что русские могут так быстро бежать. Мне бы хотелось, чтобы наше руководство больше защищало своих спортсменов в таких ситуациях.

– Но ведь нашему руководству удалось добиться оправдания Татьяны Моисеевой, притом что ВАДА с каждым годом ужесточает антидопинговые правила.
– Случай с Татьяной был откровенной провокацией в адрес России. Видимо, кому-то не хочется, чтобы мы побеждали.

– В этом году с вами на сборах готовится Альбина Ахатова. Каково ваше впечатление о ее работе?
– Я преклоняюсь перед Альбиной, потому что она уже столько лет не уезжает с чемпионатов мира и Олимпийских игр без медалей. Многому у нее стоит поучиться в подходе к работе, не зря же ее у нас называют «самым сильным мужиком». В стрелковых тренировках она даст фору любому мужчине.



Источник: Александр Круглов, СББ Уфа – Воронеж
 
http://rbu-biathlon.ru/news/1100.html
 
created by neonix 2005