25.08.2019

Вход

Реклама

Новый тренер команды «В» в Норвегии Рафаэль Пуаре в своем интервью возвращается к решению покинуть Францию, а также делится впечатлениями о работе с резервистами норвежской команды, среди которых такие известные биатлонисты, как Бергер и Экхофф. Несколько дней назад Рафаэль вместе с подопечными побывал ан сборе в австрийском Обертиллахе, где корреспондент Вiathlon-Оnline воспользовался случаем взять интервью у великого француза.

- Рафаэль, каково это – тренировать своих бывших соперников: Ларса Бергера и Стиана Экхоффа?
- Откровенно говоря, я думал, что будет сложнее. Но Ларс очень уважает меня, и доверяет тем методам работы которые я использую. Вместе мы надеемся избавиться от тех проблем в стрельбе, которые преследовали его все это время. У Ситана также был плохой сезон, и я надеюсь, что также смогу помочь ему. Оба нуждались в новой мотивации, вдохновении… Но даю ли я им эту мотивацию, знают только сами атлеты.

- Существуют различные версии того, почему ты не состоялся как тренер во Франции. Что произошло на самом деле?
- Просто я был слишком хорошим спортсменом. Это может глупо прозвучать, но это на самом деле так. Я сам поднялся на определенную ступень мастерства и сам проложил дорогу к победам. Вместе с тем, когда французы обратились ко мне, у меня было множество идей. После окончания моей карьеры я был приглашен на тренерский совет в апреле и изложил свои соображения. До этого они хотели меня видеть в качестве тренера, но после заседания никто ко мне больше не обращался.

- Как думаешь, почему?
- Я думаю, они боялись. Это страх перед переменами. Я бы многое изменил, но пожалуй этого не хотели. Мир биатлона – это маленький, тесный мир. И это не очень хорошо.

- Ну почему же? Многие говорят, что именно в этом состоит некое обаяние биатлона…
- Вероятно, для болельщиков или так называемой «биатлонной семьи». Но что касается профессионализма, то здесь только отрицательные моменты. Просто все мыслят в пределах этого маленького круга, что мешает двигаться вперед. К примеру, во Франции тренер сборной А, который просто не состоятелен для такой работы может перейти в команду В или даже С, и в случае успеха там – снова претендовать на место тренера сборной А! Но такой круговорот – это же безумие! И это не только во Франции, а и во многих сборных. Но чего можно сегодня добиться с тренером, который был хорош 20 лет назад? 20 лет назад биатлон был совсем другим! Нужны новые идеи, и они могут исходить прежде всего от спортсменов, недавно закончивших карьеру.

- Но норвежцы хотели работать с тобой?
- Да, и это стало для меня неожиданностью. Поскольку в Норвегии впервые стали тренерами такие острые биатлонисты, как Эгил (Гьелланд – прим. biathlon.com.ua) и я. В Германии с этим дела обстоят попроще. Но я рад, что все произошло именно так. Здесь замечательная атмосфера и я счастлив здесь работать.

- То есть, ты не жалеешь о своем решении?
- Ни в коем случае! Это замечательное чувство. Я живу в Норвегии, моя жена живет в Норвегии, мои дети – норвежцы. И если бы сейчас французы пригласили меня, я бы наотрез отказался.

- Каково распределение обязанностей между тобой и Эгилом Гьеллангдом?
- Мы оба отвечаем за стрелковую подготовку и не делим ответственность, как это часто происходит. Но Эгил привносит прежде всего норвежскую культуру тренировок, в то время как я пытаюсь наладить связь между норвежской и французской системами подготовки. Я также еще не до конца понимаю некоторые языковые нюансы, но вместе мы работаем очень хорошо.

- Что сейчас ты лучше понимаешь как тренер, чего не понимал, будучи атлетом?
- Во время активных выступлений я больше тренировался с женой, и не имел постоянного тренера. Но я знаю, что тогда был жутким эгоистом. Каждый спортсмен должен быть эгоистом, чтобы достичь чего-то значимого. Теперь как тренер я могу возвращать кое-что и помогать другим. На тренерской работе, будучи эгоистом, не добьешься ничего!

- Ты не считаешь, что рано закончил выступления?
- Нет. Я 12 лет занимался биатлоном, и очень многого достиг. Когда-то надо сказать «хватит». Я больше не хотел видеть тех же людей и делать те же самые вещи. Кроме того, теперь могу больше времени уделять семье, и это для меня очень важно.

- Когда ты бываешь дома, ты полностью отвлечен от работы, или остаешься тренером?
- По большей части я свободен, так как не работаю ни с какой командой. Но я помогаю некоторым спортсменам, например Симону Фуркаду. Да и вообще он почти член семьи: во Франции он жил у меня, и здесь, когда тренируется, тоже живет у нас.
- Желаем успехов и спасибо за интервью!

www.biathlonworld.com,
перевод biathlon.com.ua
http://www.skisport.ru/news/index.php?news=6712

 
created by neonix 2005